Vis-a-Vis (vizaviz) wrote,
Vis-a-Vis
vizaviz

Categories:

Горечь свободы

* Давно сюда ничего не выставлял – длинные тексты я последнее время не пишу, а фотки легче заливать на Facebook. Этот текст будет небольшим исключением. Коль я уже вложил полдня в его написание, то будет обидно погрести его на просторах ФБ. Тут его хотя бы индексируют. Я отключил коменты, так как мне сложно отвечать на два фронта. Желающие комментировать могут зайти по этой ссылке:
https://www.facebook.com/media/set/?set=a.10201918851390189.1073741892.1151314998&type=1&l=308615bae0


------------------------------------

Последние пару лет я стараюсь избегать политические темы. Все мои поездки на территории носят сугубо краеведческой характер. Но избежать политики в этом наэлектризованном регионе, практически невозможно. Для многих сам факт поездки является политическим актом. Я решил в этом посте отойти от сложившейся традиции и рассказать о вещах, которые многим покажутся малоприятными.

Я уже более пяти лет знаком с хамулой Муамеров. Краем уха я слышал, что один из членов семьи по имени Махмуд уже 20 лет сидит в израильской тюрьме. О причине особо не распространялись. В семье говорили, что дело было связано с убийством палестинского коллаборациониста. Пару месяцев назад Махмуд вошел в список заключенных, которые будут помилованы ради продолжения мирного процесса. Я, как близкий друг семьи, был приглашён на торжественную встречу заключённых. Прошло пару месяцев. Освобождение Махмуда всё откладывалось, хотя по старшинству отсидки, он должен был выходить одним из первых. И вот две недели назад его имя появилось в израильской прессе – Мухаммад Атта Муаммар. Его имя фигурировало по делу убийства знаменитого на весь мир, еврейского ученого Менахема Штерна (http://www.eleven.co.il/article/14936). Хотя на территориях быстро учишься ничему не удивляться, признаться, меня это немного шокировало. Я начал расспрашивать арабов об этом деле, пытаясь понять причины этого чудовищного убийства. Признаюсь, много я не накопал, но попытаюсь вкратце изложить то, что мне удалось разузнать со слов членов семьи, пользуясь своим инсайдом. Полагаю, что такой взгляд изнутри будет многим интересен и возможно прольёт свет на некоторые тёмные стороны этого судебного процесса.


Эта история случилась в конце восьмидесятых. Именно тогда Махмуд познакомился с парнем по имени Ибрагим, из соседней деревни Эль Хадер. У себя в деревне Махмуд слыл простофилей (родственники выражают это более грубым словечком «ахбэль»). Вся семья была очень простая – отец и мать работали на поле, Махмуд тоже был человеком простым и малообразованным. Довольно быстро он начал участвовать в акциях организованных новым приятелем. Парни покидывали камни возле деревни и занимались прочей фигнёй. Убедить в чём-либо Махмуда не составляло большого труда – всё, что ему говорили, он исполнял беспрекословно.
Ибрагим оказался парень ни промах, с хорошо развитой коммерческой жилкой. Парню были нужны деньги, и он их получал, работая информатором в ШАБАКЕ. Израильская армия снабдила его личным оружием. Кроме этого у него были хорошие связи в военной администрации в Вифлиеме. В те годы, многие кто хотел получить за взятку разрешение на машину или на ещё какие документы, делали это через него. Но и этого провидимому, было ему мало, и тогда он решил завербоваться в ФАТХ. Для этого были нужны кровавые акции. За 4-5 лет своей деятельности группировка убила двух человек – профессора Менахема Штерна и арабского менялу из Рамаллы. Все свои действия Ибрагим фотографировал и отсылал фотографии представителю ООП, в Иорданию. В одну из поездок в Аман, люди из ФАТХ предупредили мать Ибрагима (привожу дословно). «Пусть твой сын перестанет стоять в кипе возле МАТАКА на площади Русского Подворья и больше не просит у нас денег». Ибрагим понял, что его раскусили, и дни его сочтены. Произошло это через 3 года после убийства профессора, в 1992 году. Всё, что ему оставалось, это явится с повинной в Военную Администрацию. Во время следствия Махмуд назвал ещё пять имён, включая своего двоюродного брата, которому по все видимости, хотел отомстить за свой провал.
Было нашумевшее судебное дело, на котором Маххмуд Муаммар взял всю ответственность на себя. Ни родственники, ни родители Махмуда до сих пор не знают, никаких подробностей убийства. Большинство уверено, что он взял всё на себя, чтобы выгородить остальных фигурантов этого дела. Их Израилю пришлось отпустить за отсутствием улик.
 Семья присутствовала на заключительном слушаньи в суде. Махмуд не сказал, ни слова в своё оправдание. Последними словами Ибрагима было, то, что он работал на Израиль 17 лет и просит это учесть. Суд учел и дал ему на 10 лет меньше…

Махмуд оставил в деревне жену и четверо детей. Клану Муамеров пришлось выплатить 25000 динар семье убитого в Рамалле менялы (по нашим временам порядка 500000 шах). В противном случае, клан был бы подвергнут вендетте – убийство за убийство.
Как рассказывают братья Махмуда, в тюрьме он взялся за ум – начал учится. В 1995 году его приняли в ФАТХ. Как правило, любой заключенный рано или поздно примыкает к одной из партий – иначе в тюрьме очень сложно продержаться. Все эти годы ФАТХ помогал семье Махмуда, содержал его жену и детей. За 20 лет в тюрьме детей он видел только несколько раз. На все запросы Красного креста об их посещении, армия отвечала отказом. В основном его навещали только отец и братья.

Вернёмся к Ибрагиму.  Клану к которому он принадлежи, пришлось публично отказаться от сына. Это спасло их от преследования своими собратьями.
Заключенные, сотрудничавшие с израильской военной администрацией, сидят отдельно. Иначе их быстро замочат соседи по камере. По всей видимости, Ибрагим продолжил сотрудничать с Израилем и в пределах тюрьмы, работая подсадной уткой. Среди заключенных, вышедших пару месяцев назад, были люди, которых он лично допрашивал. В семье Ибрагима ходили слухи, что ему предлагали выйти, но он боялся преследования и требовал переправить его за границу. В конечном итоге, его выпустили в один день с Махмудом. ФАТХ предупредил семью, что если они будут его встречать, то палестинская администрация складывает с себя ответственность за их безопасность. Из тюрьмы его выводили отдельно и на официальной церемонии в честь заключенных он не присутствовал. Многие члены семьи Ибрагима приехали встречать Махмуда. По слухам, Ибрагим всё-таки добрался до родной деревни. Как сложится теперь его судьба, никто не знает. По всей видимости для палестинских спецслужб это дело ещё не закрыто, и им обоим ещё предстоят долгие допросы в местном Мухабарат.

Ну и последнее – наверняка всех интересует, как палестинцы относится к подобным чествованиям террористов. По моим наблюдениям,  большинство людей видят в них солдат выполнявших приказы. Так как палестинское общество не придумало иной формы протеста, то любой патриот, автоматически должен был стать террористом. Палестинская администрация не может отказаться от поддержки этих людей, так как это подорвёт народную веру в сопротивление.
На данный момент Израиль находится в патовой ситуации. Вопрос заключенных является ключевым для палестинцев. После разделения Палестинской Автономий на Западный Берег и Газу,  ХАМАС и ФАТХ постоянно соревнуются в успехах по освобождению своих узников. ХАМАС идёт насильственным путём, ФАТХ использует политическое давление. Для того чтобы показать легитимность палестинской администрации, возглавляемой Аббасом, Израилю приходится всё время идти на уступки. Махмуд Аббас умело использует нависшую над Израилем угрозу бойкота и политической изоляции. Израилю необходима видимость мирного процесса, этого он него требует мировая общественность. Освобождение заключенных является главным условием возобновления мирного диалога между палестинцами и Израилем. Так что, по всей видимости,  эта амнистия для Израиля далеко не последняя.

6G5A9675_1Жители Баттира относят себя к двум палестинским партиям – 60% ФАТХ, остальные НФОП
Так как репутация Махмуда была не безупречно, активисты ФАТХ побоялись организовывать торжественный приём без директивы из Вифлеема. НФОП быстро подсуетился и опередил ФАТХ, организовав все почести. Теперь между движениями трения.


6G5A9679
Жители деревни ждут Махмуда в специально установленном для этих целей шатре, возле дома родителей.

6G5A9661
Дико холодно – жгут всё что попадает под руку.

6G5A9692
Дико холодно – жгут всё что попадает под руку.

6G5A9708
Дико холодно – жгут всё что попадает под руку.

6G5A9713_1
Многие в деревне не спят и следят за происходящим по телевизору.

6G5A9715_1
После торжественного приёма заключенных на могиле Арафата, Махмуда везут домой в деревню. Процессия из десятков машин и нескольких автобусов.

6G5A9723
Приехали

6G5A9735_1
Сторонники Народного фронта освобождения Палестины



6G5A9764
Встрача с родными после 20 лет разлуки

6G5A9776

6G5A9780
Махмуд

6G5A9794
У отца Махмуда на глазах слёзы

6G5A9807
Махмуд с отцом и матерью

6G5A9816
Махмуд с сыновьями

6G5A9812


6G5A9826
Все дети с партийной атрибутикой

6G5A9864
НФОП

6G5A9880

6G5A9895

6G5A9918_1
Все три ближайших дня  в шатре будут принимать гостей

6G5A9935
На пути к родительскому дому

6G5A9945
Стены родительского дома

6G5A9951
В течение ближайшего года Махмуду запрещено выезжать за пределы Вифлеема. В тюрьме ему вручили специальную карту.

6G5A9952
Свидетельство о помилование подписанное Шимоном Пересон и Ципи Ливни

6G5A9980_1
Дом семьи Махмуда на рассвете

На самом верху поздравление присланное Исламским Джихадом. ФАТХ и НФОП пытались сорвать его с платки. Семья обиделась и принципиально повеселила ближе к крыше.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments